Продал почку чтобы спасти ребенка

Полное собрание и описание: продал почку чтобы спасти ребенка и другая информация для лечения человека.

«Дорогие друзья-родители! Будьте, пожалуйста, очень аккуратны!!! В Москве совсем недавно начала работать непонятная группировка, эти сволочи похищают детей в крупных ТЦ типо Мега и прочих, травят их наркотиками, а через три дня, ровно на третий день возвращают в место похищения, но внимание уже только с ОДНОЙ ПОЧКОЙ!!! Ублюдки воруют совсем крошек 2-3 года, несмотря на то что буквально две недели назад произошел уже 8 такой случай в Москве, информацию упорно не пускают в СМИ якобы “не мешать ходу следствия”. К сожалению, мы об этом узнали от родителей, которые рады, вновь увидеть своего малыша, пусть даже и с одной почкой. По описаниям ребенка “было много женщин вокруг и еще каких-то людей”. Конкретно этот случай произошел в ТЦ Мега в магазине “Детский Мир”, мама и папа отвлеклись ровно на одну, НА ОДНУ секунду, но этого хватило», — эту запись Амалии Акоповой в Фейсбуке за несколько месяцев перепостили почти 9000 пользователей соцсети.

Незадолго до публикации истории о похищении ребенка в «МЕГЕ», люди активно распространяли призыв не оставлять детей в игровых комнатах торгово-развлекательных центров без присмотра. При этом пересказывали жуткую историю о том, как в «Вэйпарке» похитили мальчика 7 лет и вернули родителям через 10 дней без одной почки. Подобные сообщения распространяются уже как минимум 9 лет. Тем, кто сомневается в правдивости истории, обычно отвечают, что «пост написан с одной целью — предупредить своих самых близких и дорогих людей» и «нет желания кому-то что-то доказывать», поэтому с вопросами мы обратились в Главное следственное управление Следственного комитета России по Московской области. И. о. старшего помощника руководителя Ольга Макарова сообщила, что за последние месяцы подобные случаи в Московской области не происходили.

«Людей, которые любят городские легенды, не убедишь рассказами о том, насколько сложна операция по трансплантации органов, сколько человек задействованы в подготовке, — говорит руководитель отделения пересадки почки Российского научного центра хирургии им. ак. Б. В. Петровского РАМН, доктор медицинских наук Михаил Каабак, — им нравится, когда преступное сообщество состоит из большого количества людей, они представляют себе эту хорошо организованную банду, во главе профессор стоит седой. Лично мне как трансплантологу не понятно, зачем возвращать похищенного ребенка. Это основное противоречие с точки зрения логики. От одного человека можно пересадить раз, два, три, четыре… восемь органов! Почему пересаживают только один? Можно же все вырезать и продать, а тело закопать где-нибудь. Преступники же делают это ради прибыли и выкуп за ребенка не просят. Я уже не говорю о том, что органы взрослых людей, как правило, лучше работают и более пригодны для трансплантации. Зачем вообще похищать ребенка? Лучше взрослого похитить. Это простой здравый смысл. Предполагаю, что именно люди со сниженным интеллектом, те, кто не способен к рассуждениям, ведутся на эту легенду, являются ее потребителями. Им нужна какая-то мозговая жвачка, зачем же ее отбирать?».

Можно допустить, что эти псевдоинформационные сообщения заказывают те торговые сети, которые в связи с подобными историями не упоминаются. Слухи о похищениях детей в магазинах «ИКЕА» уже более 10 лет тиражируются по всему миру, компании не раз приходилось писать опровержения, одно из последних было опубликовано на сайте «ИКЕА Гонконг». Сотрудники московского «Вэйпарка» только от нас узнали о распространяемой информации и предпочли ее не комментировать, а в пресс-службе группы компаний «ИКЕА» в России (ТЦ «МЕГА» относятся к их подразделениям) заявили, что случаев похищения детей в их магазинах не было, и для обеспечения безопасности предусмотрены специальные меры. Перед тем, как оставить ребенка в игровой комнате магазина, родители обязательно заполняют анкету, в которой указывают свои паспортные данные. Копию анкеты и паспорт необходимо предъявить, чтобы забрать ребенка, а двери игровых комнат открываются только изнутри.

Продать почку, чтобы погасить кредит, спасти мужа или вернуться к жене — три истории, которые стоят за объявлениями о продаже органов

Вадим, 33, Кемерово

“Тяжелая жизненная ситуация, стану донором почки. Полностью здоров. Вознаграждение: 5 000 000 руб., торг”

Год назад все началось. Я на работе был, идет вызов, — говорят, авария крупная. Нашу МЧС-овскую технику всегда привлекают, если надо разбившуюся машину распилить. Приезжаем, а некого, говорят, спасать уже: помер водила. Смотрю — а это батя мой.

Отца я крепко уважал. Простой он был человек, нам с братом авторитет, трудяга. За несколько дней до смерти повздорили мы. Не мог я трезвым эту мысль вынести, отец умер, а я перед ним не повинился. Запил сильно.

Мне и трезвому море по колено. Я ведь на шахте работал, в фаворе всегда, у меня и образование высшее. Потом в МЧС десять лет: считай, таких же горняков и спасал. Командиром бригады стал, за “Распадскую” награду мне дали. Думаю, да хрен кто уволит меня. Пьяным на работу ходил или вообще не ходил. Ну и уволили по статье.

Жена помучилась и ушла. У нас ведь сын с аутизмом, да тут я еще. Она квартиру стала снимать, так я у подъезда дежурил, колеса ей протыкал. А если мужика какого рядом увижу, в драку лезу, еле откачали одного парня потом. Однажды уехала она. Трубку не берет, но знаю, что у сестры. Так я собаку сестрину со злости зарезал. Люблю потому что свою Любку, родная она. И сын родной. Мы его к логопеду водим, а там, может, и читать научим.

Мать с братом меня, считай, скрутили и в багажнике в клинику повезли. Девять месяцев от пьянки лечился. Вышел как из тюрьмы — что тут творилось, не знаю. А у меня в ящике счета одни: квартира у нас в ипотеку, телевизор, холодильник, компьютер, — да все в кредит, как у всех. С пенями под миллион и набежало.

ПУСТЬ ПОЧКУ ЗАБЕРУТ. ВСЕ РАВНО ИЛИ СУИЦИД, ИЛИ В ТЮРЬМЕ ПОМРУ ЗА ДОЛГИ

Кому я нужен с такой трудовой? Хоть новую книжку куплю, мужики-то все знают. Кто меня в шахту пустит? Колымлю рублей по 200 в день — разгрузить, всякое такое. На бомжпакет хватает.

Так что пусть почку заберут. Знаю, читал, — больше 20 лет потом не живут. А мне что? Все равно — или суицид, или в тюрьме помру за долги.

Шансов у меня мало, конечно, это все у нас незаконно. Есть хитрый способ — вроде я почку не продаю, а дарю. И меня товарищ за это благодарит.

С долгами расплачусь, открою какое-нибудь ИП, ЧП… Грузовичок куплю или просто бомбилой буду. А может, на продажу свиней стану выращивать, картошку. Любка тогда поймет, что я в норме. Вернется.

Николай, 27, Тамбов

“Стану донором почки. Вознаграждение: 1.500.000”

Вчера ночью коллекторы приходили, показали пачку листов с моей фотографией. Это чтобы по всей улице расклеить, что я должник и злостный неплательщик.

Первый мой бизнес, можно сказать, удачный был. В институте еще скооперировались с товарищем, сняли помещение: открыли интернет-салон, а следом — второй. В Тамбове тогда спрос был, некоторые за неделю очередь занимали: вроде на занятия или работу ушли, а сами в “Контру” режутся. В 2010-м приравняли нас к игорному бизнесу: начались проверки, программное обеспечение лицензионное требовали. Ушел я тогда, начал строительством заниматься.

Там уж покрупнее вложения. Инструмент свой, работников 20 человек было, а им за время простоя хоть минимум, да выдай. ИП оформил: регистрация, налоги — так 450 кредитных тысяч и набежало. Вроде не страшно было — в тендерах участвовал, торговый центр наш крупный ремонтировал да и частные дома-квартиры, конечно. А потом у нас губернатор сменился, и все по-другому стало: мигранты пришли — заказы ушли. Мои, например, рублей 700 за квадрат плитки берут, а узбеки за 200 сделают. Но к узбекам подход нужен. Там не заплатил, тут обманул, паспорта забрал. Я так не могу, своих ребят давно знаю: если заработали, надо отдать.

Спонтанно эта идея с почкой возникла. Человеческий организм все может, некоторые с одной почкой рождаются — и ничего, она расти начинает, за двоих работать. Пару раз уже звонили, но пока откровенные мошенники. Я, мол, сам через все это прошел, хочу другим помочь: скиньте пять-шесть тысяч, я вас с порядочным покупателем сведу.

Если будет операция — родным не скажу. Да никто не подозревает, что проблемы такие. Жена только про один кредит в курсе, который на нее оформлен. А тот, по которому долги, — это на бабушку ее тайком оформили. Мне-то не дают уже.

Ольга, 24, Ростовская область

“Продам почку. Вознаграждение: 1.000 000 руб.”

Я и в сети закусочных работала, и в магазине продавцом, и в баре официанткой, и диспетчером в такси, и на рынке торговала. Могу хорошо считать, могу по хозяйству, могу долгое время на ногах. Лишь бы зарплата хорошая, лишь бы детей как у неимущих не забрали. Я теперь одна осталась работница.

Муж в аварию попал летом. С Ростова ехал с братом, там грузчиком подрабатывал. За рулем брат мужа был, так с ним вообще все плохо: месяц в коме, кости так и не собрали, протез поставили. Ему инвалидность дали, ходить уже не будет. Мой все-таки ходит немножко, с палкой. Семь ребер сломаны, в руке спица, в ноге пластина. Через год, говорят, повторную операцию надо — все это доставать.

Рано мы расписались, лет шесть уже как. Я официанткой работала, а он в кафе с компанией пришел: красивый, статный, не пьет — не то что наши. Мусульманин он, а я русская: вот и не приняли меня его родители, до сих пор на порог не пускают. Ладно, хоть детей в гости берут. У нас двое уже: старшей пять да младшему два с половиной.

Четыре месяца, как моя мать нас из дома выгнала: я ей, в общем, мешаю настраивать личную жизнь. В глухомань какую-то она на заработки ездила, и оттуда этого мужика привезла. Начала нас выживать: всякие нападки, оскорбления. Даже выписала меня — чтобы ты, говорит, к этому дому за километр не подходила.

Квартиру сняли, 10 тысяч в месяц платить. У знакомых все занимали, занимали, 100 тысяч уж набежало, больше не у кого занимать. А зарплаты у нас четыре-шесть тысяч — других нет. К тому же у меня девять классов всего. Когда я школу закончила, мать брата моего родила, надо было с ним сидеть. А отца родного не знаю почти, он по тюрьмам постоянно: то за одно, то за другое.

загрузка...

Про почку мужу не сказала, он не позволит еще и из меня инвалида сделать. Но мне все равно, любым путем — лишь бы деньги. Пусть даже пять лет потом проживу, а детям дом куплю, мужа на ноги поставлю. Кто теперь, если не я.

АНДРЕЙ ЗВОНКОВ, ВРАЧ-РЕАНИМАТОЛОГ, ТРАНСФУЗИОЛОГ

В начале 90-х я работал врачом в одной из крупных московских больниц. Все мы знали о ее сотрудничестве с фирмой по продаже почек. Донорами становились посмертно: были информаторы в моргах, в больницах. Разумеется, родственникам ничего не говорили.

Сама операция вполне официальная: клиентов привозили из-за границы, преимущественно из Турции. Тогда еще действовали советские законы, по которым на медицинскую помощь в стране мог рассчитывать любой, находящийся на ее территории. Пациентов отправляли на диализ, потом как бы чудом обнаруживалась почка. За каждую операцию больница получала две тысячи долларов.

Пересадка почки — самая простая трансплантация: неудивительно, что это гигантский бизнес. Орган, по сути, не пересаживают, а подсаживают к уже имеющимся: ни длительной подготовки, ни осложнений. Требования к донору минимальны — за несколько дней до операции не пить, не курить: разумеется, не иметь в анамнезе почечных заболеваний. Сгодится и почка человека, имевшего когда-то проблемы с алкоголем. Так что в теории все могут найти покупателей своих органов: чем меньше возраст, тем больше шансов. С появлением современных иммуносупрессоров для пересадки достаточно одинаковой группы крови и резус-фактора.

Предложение ищут под конкретный спрос. А значит, у бизнеса большая степень сращения с медучреждениями. Если у пациента возникла необходимость в пересадке, обязательно найдется некто, кто под локоток выведет в коридор и предложит “контакты человека, который поможет”.

Ну а дальше уже поиск донора: на сайтах, форумах. К примеру, есть страница, где весь контент посвящен пересадке почки. И подпись: если вам нужна консультация уролога — телефон такой-то.

Юридически не подкопаешься, но всем все понятно. Диапазон цен очень большой.

Торговля органами запрещена везде, кроме Ирана. Отдать почку может только кровный родственник. “Добровольца” как-то проводят по чужим документам, где-то и врачей просят закрывать глаза. Деньги, например, переводят на счет, а доступ к нему открывают после операции. О письменном договоре речи нет: поэтому риск, что не будет ни почки, ни денег, очень большой.

При соблюдении сколько-нибудь здорового образа жизни человек может жить с одной почкой. А также с одним глазом, ухом, легким, яичником, с половиной печени. Я лично наблюдал пациентку, которая в молодости лишилась почки, а на тот момент ей было уже за 80. Но мне все-таки кажется, есть идеи получше, чем пускать организм на органы.

Индиец из штата Гуджарат Рамешбхаи Нандвана готов продать собственную почку, чтобы прокормить своих страдающих от ожирения детей. Накануне история о 34-летнем отце появилась в западном издании The Daily Mail. Нандвана уже отчаялся прокормить троих детей, которые считаются одними из самых толстых братьев и сестер в мире. 5-летняя Йогита, 3-летняя Агита и годовалый Харш весят 34 кг, 48 кг и 15 кг соответственно. Две малолетние сестры с братом-младенцем в неделю едят столько, сколько употребляют две среднестатистические семьи в месяц. У всех них диагностирована крайняя форма ожирения. «Если мои дети продолжат расти с такой скоростью, то у них будут серьезные сложности со здоровьем. Мы боимся, что они умрут», — пожаловался отец и сказал, что планирует продать почку, чтобы прокормить своих детей и показать их квалифицированному специалисту, который смог бы помочь им. Как оказалось, далеко не все дети Нандвана страдают ожирением, одна из сестер обладает умеренным аппетитом и вполне нормальным весом для своего возраста.

Интересно? Жми, чтобы подписаться на сайт в Яндексе

Почти у каждого жителя деревни Хоксе осталась только одна почка.

В это трудно поверить, но в наше время есть еще такие места, где почти все жители живут с одной почкой, потому что вторая “

ушла на органы “, и далеко не всегда бывший ее владелец давал согласие на такую операцию. В таких местах человека могут выкрасть посреди улицы, чтобы отправить на операцию, могут пообещать золотые горы и даже уверить, что “почка отрастет снова”. Небольшую деревню Хоксе в Непале даже прозвали “

деревней почек ” за ее грустную славу.

Мужчины деревни Хоксе в Непале демонстрируют шрамы от операции после удалении почек.

Брокеры по продаже органов частенько посещают Хоксе (Hokse, Nepal) и близлежащие окрестности, чтобы убедить жителей, нуждающихся в деньгах, избавиться от своей почки. Эти брокеры идут на любые хитрости ради наживы. Пользуясь дикой бедностью селян и низким уровнем их образования, они уверяют бедняков, что две почки для человека – непозволительная роскошь, что с одной ему живется легче и проще, и вообще почка это такой орган, который со временем снова отрастает. Всеми мыслимыми и немыслимыми способами они уговаривают людей отправиться на юг Индии, где и производятся необходимые операции.

Гита, мать четверых детей, продала свою почку, чтобы купить новый дом.

Именно в такую ловушку и попала Гита, мать четверых детей. За свою почку она получила всего лишь $2,000. “За те десять лет, что здесь находятся эти люди, которые уговаривают продать почку, я всегда всем отвечала отказом, – рассказывает Гита. – Но мой старый дом был совсем хлипким. Нам действительно нужен был дом.” И тогда Гита отправилась со своей золовкой, которая работала брокером по продаже органов, в Индию. Сама операция была всего полчаса, но состояние Гиты было таким тяжелым, что ей пришлось остаться в больнице на три недели. Затем, получив 200 000 непальских рупий, Гита отправилась домой, купила дом и немного земли к нему. К несчастью, землетрясение, случившееся в этом году, полностью разрушило ее новое жилище.

Не все добровольно отдают свою почку, некоторых жителей Непала выкрадывают и насильно отправляют на операцию.

Не все продавцы органов столь лояльны, чтобы уговаривать селян. Иногда бедняков просто-напросто выкрадывают и насильно отправляют на операции, или удаляют почки под предлогом других операций. Нередки также убийства ради двух почек сразу. Но даже при обоюдном согласии, все эти органы позже продаются минимум в шесть раз дороже, чем получают их доноры.

После землетрясения многие жители остались без денег и жилья, и соответственно стали легкой добычей для торговцев органами.

Известна также история Кенама Таманга, которого обманул собственный зять. Он пообещал Кенаму хорошую работу в Индии, но по прибытии оказался в госпитале. “Меня отправили в больницу, сказали, что заберут мою почку, – рассказывает Таманг. – Зять сказал, что я за это получу кучу денег, а со здоровьем никаких проблем не будет. Он сказал, она опят отрастет.”

Ужасные последствия землетрясения в Непале.

История Ганеша Дахадура Дамаи довольна похожа. Он тоже отправился в Индию в поисках работы, но вскоре оказался пьяным в баре в компании незнакомцев. “Мне что-то вкололи, и я отключился на сутки, – вспоминает Ганеш. – А когда я проснулся, я был в больнице. Без почки.” Три месяца спустя он получил $150 и его отправили обратно в Непал.

Шрам от операции.

Как рассказывает Лаксман Ламичхане (Laxman Lamichhane), координатор программы по защите прав людей в Непале, “Люди чувствуют там себя очень неуверенно, они боятся. Несмотря на регулярные патрули, пытающиеся защитить жителей от торговцев органами, селянам все равно приходится каждый день сталкиваться с новыми людьми. Кому доверять? Кто-то из них действительно может помочь, а кто-то может забрать их органы.”

Шрам, оставшийся от операции по удалению почки.

загрузка...

Землетрясение, случившееся в апреле 2015 года, нанесло страшнейшие разрушения этой местности, вогнав жителей в еще большую нужду. Много домов было разрушено, много жизней было потеряно. Тем большим чудом выглядит история о чудесном спасении 4-месячного малыша, которого нашли под руинами живым через 22 часа после катастрофы.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Оценка 4.6 проголосовавших: 13
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here